Далее он добавил: «Когда будет общее понимание, общие интересы, общая стратегия и ее реализация, дело придет к совершенно другой точке. Турция, Россия и Иран… Такой состав способен создать или форсировать стабилизацию в Сирии. С целью стабилизации он может оказать давление на США, обеспечить решение за столом переговоров. Обеспечение стабилизации предотвратит создание марионеточного государства».

Какая «оппозиция»

Абдулла Агар подверг критике сообщения, которые прошли в некоторых СМИ до начала артобстрелов в Джераблусе. В них проводилась мысль о «начале войны против ИГИЛ при использовании оппозиции и поддержке ВС Турции с воздуха». «Предположения о том, что ВС Турции вместе с силами спецназа вошли в регион, были беспочвенными, — отметил Агар. — Речь не шла об операции за пределами границ. Пока у ВС Турции не было точных целей и конкретного представления о результатах, они не предприняли бы такую операцию. Гаубичные выстрелы представляли собой использование права „преследования по горячим следам“ в рамках международного законодательства».

Абдулла Агар подчеркнул, что выражение «при использовании оппозиции» тоже является спорным: «Какая „оппозиция“? Там есть группы самых разных размеров — от пяти до трех тысяч человек, есть сотрудничество между группами. Какая оппозиция? Нужно подумать над тем, с какой целью публикуются такие новости. Множество действующих там структур верят, что Турция ведет мазхабную войну. И когда вы туда войдете, вы столкнетесь с решительной волей шиитского происхождения. Это будет означать возникновение войны между Турцией и Ираном и крах для региона».

Абдулла Агар ответил на наши вопросы.

Общий разум, совместные действия

З. Рухсар Шеноглу: Разве благодаря сближению Турции с Россией и Ираном сценарий турецко-иранского конфликта не остался в прошлом?

Абдулла Агар: Первые шаги были сделаны, но пока мы на ранней стадии. На поле боя идет борьба между группами, которых, как утверждается, поддерживаете вы, и силами, поддерживаемыми Россией и Ираном; идет гражданская война; здесь необходима выработка решения. С другой стороны, есть сферы, в которых вы сталкиваетесь с США, и сферы, в которых вы сотрудничаете с ними. Похожая ситуация характерна и для России. Понадобится время, чтобы Турция, Россия и Иран приблизились к одной оси.

Первый позитивный результат — сирийские самолеты ударили по Партии «Демократический союз» (PYD). Это большая поддержка для Турции. Это не первая атака; ранее сирийский режим и Отряды народной самообороны (YPG) вели бои в Эль-Камышлы. Но они впервые нанесли удар, причем туда, где были провозглашены кантоны, где собирается парламент. И ударили не российские самолеты, а центральная администрация, законное правительство.
Если воюющие силы сложат оружие…

— Какими должны быть дальнейшие шаги?

— Защита унитарной структуры и территориальной целостности Сирии. Если у воюющих сил удастся отнять оружие, если они смогут прийти к общему соглашению, проблема будет решена.

Но каким будет положение ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусры» (террористические организации, запрещены в РФ — прим. ред.), какую позицию займет западный мир, Израиль? Неизвестно. По мере изменения позиций возникнет новый расклад.

ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусра» — особая проблема. Объявляется перемирие, но оно никогда не распространяется на ИГИЛ, «Джебхат ан-Нусру». Как будет происходить борьба с ними? Израиль говорит: «Мы не хотим уничтожения ИГИЛ». В докладах ООН получили отражение сведения о «возвышенных» отношениях Израиля с «Джебхат ан-Нусрой». Между ними существуют связи. Неизлечимая боль Израиля — Иран и «Хезболла». Общий знаменатель в виде ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусры» приобретает здесь иное значение.

Вооруженной борьбы с ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусрой» недостаточно. Особенно ИГИЛ, которое в тактическом смысле уменьшается, а в философским отношении — растет. Симпатизирующие ему массы радикализируются. Расширяясь и работая на перспективу, они сеют семена вражды.
 
Государство — танкер!

— Будет ли сближение между странами региона способствовать государственному доминированию в Ираке и Сирии?

— В то время как маневренность лодки бывает в пределах пяти-десяти метров, маневренность танкера — порядка пяти километров. В этом смысле каждое государство — танкер. Их приближение к одной оси будет происходить очень долго. Но сейчас они движутся к правильному перекрестку. А на другой стороне высок потенциал конфликта между мировыми силами.

Замок будет сломан в Алеппо

— Вы сказали, что соглашение вокруг Алеппо изменит судьбу региона.

— В Алеппо между Турцией и Россией наблюдается раскол. Россия поддерживает YPG, наносит удары по оппозиции. Если Турция прекратит поддерживать оппозицию, то и России не нужно будет поддерживать YPG.

«Джебхат ан-Нусра» изменила свое название на «Джебхат Фатх аль-Шам». Этим она говорит: «Я разорвала связи с „Аль-Каидой“». Ее цель — собрать под своим крылом все суннитские силы в Сирии. Она стремится к некому эмирату на основе суннитских масс. Говоря: «Я местная сила, у меня нет связей с международным терроризмом», — она как змея меняет шкуру. Она объединяется с «Ахрар аш-Шам», у которой 60 бригад. Она пытается объединиться и с другими оппозиционными группами. Это проект по созданию суннитского каркаса.

— Связано ли израильско-турецкое соглашение с этой темой?

— Определенным образом — да, хотя и не напрямую…