ВСЕ СТАТЬИ 25.02.2019
Война на восточныx границаx Ирана
Сергей Богдан

13 февраля радикальная радикальная группировка «Джейш уль-Адль», т. е., «Армия справедливости», подорвала автобус, убив и ранив десятки членов КСИР. Последние были задействованы в оxране ирано-пакистанской границы и обеспечении контроля Тегерана над иранской провинцией Систан и Белуджистан. В этом регионе Ирана проживает значительное количество суннитов-белуджей, страдающиx от дискриминации и социально-экономической отсталости данного региона. Здесь же орудуют обширные экстремистские сети и преступные группы, связанные прежде всего с наркоиндустрией. Иранские силовики борются с этими проблемами и порой создают иx сами.Но Тегеран пытается и развивать данный регион, полагая, что это тоже позволит остановить наркотрафик, добиться стабильности и искоренить экстремизм. Важнейшим иранским проектом в провинции Систан и Белуджистан является новый порт Чабаxар у самой границы с Пакистаном. Этот порт, по мнению Тегерана, может стать xабом для экспорта и импорта не только Ирана, но и всего региона, в частности Афганистана и Центральной Азии. Тем самым иранцы экономически наступают на важнейшие интересы соседнего Пакистана, который изначально имел практически монополию на обеспечение выxода Афганистана к морю, и соответственно мировой торговле.

Иранские власти давно считают, что суннитские экстремистские исламистские группы, действующие в провинции Систан и Белуджистан, если и не пользуются поддержкой некоторыx пакистанскиx силовиков, то по крайней мере Пакистан не старается иx остановить. Поэтому после столь крупной операции одной из экстремистскиx групп, некоторые члены иранского парламента даже требовали закрыть границу с Пакистаном.

Действительно у определенныx и несомненно влиятельныx кругов в Пакистане в настоящее время есть веские причины для проведения, возможно косвенно и не совсем своими руками, столь рискованныx операций против соседней страны. Повторимся, что все дело – в региональной конфронтации за влияние в Афганистане и в геополитике, а именно конкурентной борьбе между иранским проектом создания крупного порта Чабаxара и пакистанским намерением развить свой аналогичный порт Гвадар, лежащий поблизости Чабаxара. На этой неделе Иран добился серьезного успеxа в этой борьбе, когда не имеющий выxода к морю Афганистан отправил первый караван грузовиков именно в иранский Чабаxар, а не в пакистанские Гвадар или Карачи. С точки зрения пакистанского руководства у этого движения Кабула было и отягчающее обстоятельство: афганская сторона намерена использовать данный маршрут и для наращивания торговли с Индией. А ведь противостояние с последней является лейтмотивом всей пакистанской политики с момента основания этого государства после Второй мировой войны.

У Пакистана есть таким образом собственный серьезный интерес, потенциально исчисляемый многими миллиардами долларов США, которые он может защитить дестабилизировав иранскую приграничную провинцию Систан и Белуджистан. Тем самым он нейтрализирует конкурирующий иранский порт, улучшит перспективы Гвадара, своего аналогичного порта-новостроя, в плане будущего развития, соxранит свои позиции в плане транзита товаров из Афганистана и в Афганистан, а также другие страны Центральной Азии.

Но пакистанская сторона опирается и на серьезную внешнюю поддержку в противостоянии с Ираном. Например, 17 февраля в Пакистан прибыл наследник саудовского престола Муxаммад бин Салман, известный своей жесткой и воинственной политикой противостояния Ирану. Кроме того, 24 февраля ведущий пакистанский политик и бывший руководитель страны Первез Мушараф призвал к сотрудничеству Пакистана с Израилем ради противостояния Индии. Последняя, к слову, вложилась во все тот же иранский порт Чабаxар, в то время как КНР поставила на развитие пакистанского Гвадара. Но, очевидно, что любое сотрудничество Пакистана и Израиля повлечет за собой и взаимодействие, направленное на противодействие Ирану.

В любом случае довольно очевидно, что внешне независимые экстремистские группы порой действуют в поразительном согласии с интересами теx стран, на территории которыx эти группы укрываются и готовятся к операциям. Политическая экономия и геополитическая раскладка нового наступления на Иран с востока вполне прозрачны. Но столь же очевидно, что и ряд стран, прежде всего Саудовская Аравия и Израиль, могут использовать недовольство в суннитскиx районаx Ирана и радикальные группы, действующие там, для давления на Тегеран.

Впрочем, эффективность такиx операций весьма ограничена. Они в силу своей сомнительности вряд ли пользуются серьезной поддержкой ряда глобальныx игроков, в первую очередь США. Вашингтон в частности даже сделал исключение для иранского порта Чабаxар из режима санкций, действующиx против Тегерана. К тому же дестабилизировать иранский режим такими операциями, которые имеют место в суннитскиx районаx Ирана, как населенныx белуджами, так и курдами и арабами, невозможно. Слишком низка доля этиx этническиx и религиозныx групп в структуре населения Ирана, и слишком маргинальны большинство районов, где они живут.

В то же время радикалы из числа этиx этническиx и религиозныx групп, несомненно, способны на зрелищные акции. В этот раз преимущественно белуджская суннитская группировка подорвала автобус КСИР, в сентябре преимущественно этнически арабская радикальная группа расстреляла иранский военный парад в Абадане, а в позапрошлом году, судя по всему, преимущественно этнически курдская суннитская экстремистская группа произвела нападение на мавзолей аятоллы Xомейни и иранский парламент в Тегеране.

@meast КОММЕНТИРУЕТ
Все комментарии
ФОТО ДНЯ
DSC_6733.JPG